Freeky Cleen - Fallin'
freeky cleen
freekycleen

Федя и подарок
freeky cleen
freekycleen

Свежий альбом Freeeky Cleen «Ins & Outs»
freeky cleen
freekycleen

Ценителям блюза/блюз-рока/рок-н-ролла!

Украинская блюз-роковая группа Freeeky Cleen выпустила свежий рок-н-рольный/блюзовый альбом «Ins & Outs». Настоящая находка для любителей настоящего американского блюза/рок-н-ролла!



Заслушать онлайн тут:

http://freeky-music.org.ua/mp3/?dir=Freeky%20Cleen%20and%20Dickey%20F%20-%20Ins%20And%20Outs/

Скачать альбом полностью тут:

http://freeky-music.org.ua/upload/freeky_cleen_and_dickey_f_ins_and_outs_2011.zip



Freeky Cleen - Without You (Acoustic Ballad)
freeky cleen
freekycleen

Новый блюз-роковый альбом "Double Feature" от Freeky Cleen & Dickey F
freeky cleen
freekycleen
Вниманию всех любителей блюза, блюз-рока, рок-н-ролла и смежных жанров!
Ура! Вышел наш долгожданный блюз-роковый альбом «Double Feature»!

Авторы: Илья Полищук ("Freeky Cleen", г. Киев) и Сергей Федотов ("Dickey F", г. Донецк).

Скачать официальный релиз «Double Feature» целиком по эксклюзивной ссылке:
 
 

(в браузере выбрать "сохранить как")

Зеркало:
 
 


На всякий случай еще одна ссылка. Здесь можно скачать альбом "Double Feature" по отдельным песням, а также заслушать все песни по отдельности без скачивания (онлайн-плеер справа вверху на странице):

 
 




Ценителям западного хард-рока и блюза
freeky cleen
freekycleen

Привет всем!
Есть группа (киевская) под названием Freeky Cleen. Направление - американский (по языку и по духу) блюз-хард-рок, замешанный на традиции 70-80-начала 90-х гг. Музыку можно качнуть тут http://freekycleen.org.ua/content/view/3/3/
Для тех, кому качать недосуг: песни можно послушать тут http://www.myspace.com/freekycleen или тут http://vkontakte.ru/id6340171?92253


Праздные рассуждения о новизне в искусстве
freeky cleen
freekycleen

Когда вагоновожатый ищет новых

 путей, вагон сходит с рельсов. (Эмиль Кроткий)

 

Сегодня нам все чаще приходится слышать о том, что новизна в искусстве — это один из «категорических императивов» 20-го века, который достался в наследство веку 21-ому.

Наш здравомыслящий современник, осознанно переживший эпоху радикальных перемен конца 20-го, начала 21-го веков, невольно оказывается перед выбором. На выбор предлагаются, главным образом, две едва ли совместимые друг с другом точки зрения.

С одной стороны, проторенные тропы и общепринятые условности не удовлетворяют публику. С другой стороны, нет ничего нового; все уже создано, можно только комбинировать существующие средства выражения, технические приемы и образные мотивы. Дескать, автор неповторимых художественных образов умер, а произведение нынче не отражает ничего реального; оно выродилось в пустую оболочку, некий виртуальный объект.

Сегодня и вправду в искусстве создано так много всего, что соблазн считать, что конец искусства близок, вполне оправдан. А если учесть, что природа человека не изменилась за несколько тысяч лет, и человечество по-прежнему волнуют непреходящие темы добра и зла, любви и ненависти, жизни и смерти и т.д., то вполне закономерно, что тезис о гибели или, по крайней мере, глобальном кризисе искусства — излюбленная тема праздных размышлений.

Иного мнения придерживаются сторонники общественного прогресса. Уповая на научно-техническую революцию, они полагают, что новизну обеспечит прорыв технологий. Во-первых, инструментарий станет доступнее для творца, а во-вторых, новые технологии могут дать толчок к появлению новых средств выражения, а значит, и новому искусству.

В самом деле, головокружительный технический прогресс, казалось бы, должен развязать руки тем, кто не мог творить всерьез, поскольку у них не было необходимого инструментария. По логике вещей, уже один всплеск технологий обязан привести к появлению сияющей новизны. Но так ли это на самом деле?       

На стыке культуры и техники мы действительно наблюдаем некое сращение жанров и присущих им способов выражения. Достаточно вспомнить музыкальные термины- гибриды: арт-рок, поп-фольк-рок, синто-поп и т.д. В изобразительном искусстве это поп-арт, оп-арт арт помпье и т.д. В литературе: киберпанк, стимпанк и т.д. Весьма условно нынешнее искусство можно, по большей части, охарактеризовать такими терминами как гибридизация, мутация, смешение «кровей» жанров, стирание граней между реальным и виртуальным. Именно в причудливом взаимодействии  жанров, методов и приемов проявляется сущность современного произведения искусства.

Все чаще теперь новизна рассматривается не как «новый колос на хлебной ниве». Вовсе нет! Сейчас на хлебной ниве желательно устроить ядерный полигон, поливать ниву не живительной водой, а ядерным топливом, и если на этом месте что-то вдруг взойдет, то вот этот мутант и есть та самая долгожданная новизна. При этом мало кого интересует, годится ли в пищу хлеб, выращенный таким способом. Главное, что до таких творческих экспериментов еще никто не додумался.

Критерий новизны стал одной из основных характерных черт современного искусства. Что только ни делается ради новизны, поскольку считается, что только новизна может обеспечить прорыв к вершинам пирамиды! Художники выворачивают свой мозг наизнанку, чтобы измыслить нечто, чего еще никогда не было. Одни устраивают бессмысленные акции – одна чудовищнее другой, вываливают себя в перьях, заковывают в цепи, ходят голыми или рубят топором иконы. Другие называют свое творчество актуальным искусством, всё время придумывают новые формы и пытаются использовать новые материалы. Искусствоведы и журналисты старательно подогревают эту ситуацию в поисках новых имен и прославлении тех, которые уже стали известными новаторами. Даже настоящие художники постоянно испытывают искушения. Рынок жадно поглощает молодые дарования, превращая их в респектабельные салонные знаменитости. Зачастую мы имеем дело, если угодно, с «детской болезнью» новизны в искусстве. Подобно тому, как шестилетний мальчик накидывает себе пару лет, чтобы казаться взрослее при знакомстве с девочкой на детской площадке, так многие артисты, писатели, художники и т.д. ставят новизну как необходимое условие с тем, чтобы казаться более зрелыми.

Другая черта современного искусства – граничащее с маниакальной страстью стремление к свободе самовыражения. Однако не следует забывать, что понимание свободы как произвола вульгарно и примитивно. Так, даже у Ф. Энгельса (а еще ранее, у Спинозы) прослеживается понимание свободы как осознанной необходимости (Энгельс Ф., Анти-Дюринг, 1966, с. 112). Один из величайший немецких философов Гегель считал, что свобода — это единство внутреннего и внешнего. С одной стороны — это свободная субъективность, а с другой — ее действительное существование в системе человеческих отношений http://anthropology.ru/ru/texts/timofeev/postsoviet_48.html. Как мы видим — ни слова об анархии! Если философия давно избавилась от изжившего себя мифа о том, что свобода и анархия — это тождественные понятия, то совершенно непонятно, почему именно в искусстве свобода противопоставляется канону и закону? Почему художники так болезненно сторонятся традиций? Почему  приверженность той или иной культуре считается нынче чуть ли не позорным рабством? В чем вообще свобода может и должна проявляться? Павел Флоренский в своих размышлениях о канонах и свободе творчества в современном искусстве недвусмысленно замечал, что только постигнув каноны, художник может возвыситься над ними, воспарить духом и выразиться самому. Тогда это настоящее искусство и подлинное новаторство. В противном случае, это голое экспериментаторство, буйство самовыражения и бескультурье. Величайший мастер конца XV, начала XVI веков Альбрехт Дюрер, который известен не только своими художественными произведениями, но и научными трактатами, посвященными теории и практике искусства, разносторонне исследовал вопрос свободы творчества. Вот что он писал в своем незавершенном труде «Книга о живописи»: «Если же у тебя нет настоящих основ, тебе не удастся сделать ничего хорошего, какой бы свободы ни достигла твоя рука».

Если мы говорим о новизне как о таковой более или менее серьезно, мы должны понять, что стоит за понятием новизны. Ввиду того, что существует множество определений новизны, дать исчерпывающее определение этого понятия нам не представляется возможным. В своей книге «Парадоксы новизны. О литературном развитии XIX-XX веков» Михаи́л Нау́мович Эпште́йн, крупный философ, культуролог и литературовед, заметил, что «новизна — обретение вещами все большей меры завершенности, вызревание времени, за которым должна последовать жатва. И поскольку сроки Конца не определены, новизна — это его ближайшая явь, к нам обращенная, требующая непрерывного внимания и духовного сосредоточения… Нет ничего более таинственного, чем новизна» (стр. 401). Так или иначе, более серьезное изучение вопроса обнаруживает нерасторжимую связь между новизной и духовностью «автора», т.е. обретение самой новизны коренится во внутреннем духовном мире человека.

Что же именно определяет место новизны как понятия в нашем сознании сегодня? Ведь само представление о новизне как таковой менялось со временем. Для того чтобы нам было легче это понять, давайте попробуем вспомнить, где чаще всего мы сталкиваемся с новизной сегодня.

Приведем такой пример. Вряд ли что-нибудь так дискредитирует новизну в искусстве, а впрочем, и само подлинное искусство как пресловутый «креатифф» в рекламе. Креатив — это ремесленническое выполнение обязанностей штатного придумщика и собственно  результат его работы. В креативе ценятся «фишки» т.е. придумки, выполненные по определенным правилам для получения предсказуемого результата. Есть ли тут новизна, о которой говорит Эпштейн? Можно ли  в этом случае говорить о «мере завершенности» или о «сосредоточенном ожидании души» в рекламе, которая изначально направлена на разрушение духовности? Новизна вне связи с духовным миром человека неизбежно приводит к огрубленному, вульгарному пониманию новизны как механически воспроизводимой части целого. Именно такое видение и ощущение нового тиражируется СМИ, рекламой и шоу-бизнесом. Как ни прискорбно, но нынешнее искусство отравлено именно этим ощущением и пониманием того, что ново в искусстве, а что нет.

В недалеком прошлом, в эпоху недостроенного социализма, новизна, как и свобода, мыслилась как осознанная необходимость. Такая трактовка новизны была всецело обусловлена марксистко-ленинским учением. «Литература либо творит новое, либо она - не великая литература». (http://www.mesotes.narod.ru/lukacs/novizna.htm). Этот лозунг позволял уложить любого неугодного литератора в прокрустово ложе советской идеологии и отсечь ненужное. Наверное, нет нужды говорить, что в сталинскую эпоху участь «невеликих», а значит, ненужных обществу литераторов, была предопределена заранее. Говорить о новизне как о чем-то, являющемся из недр человеческой духовности, здесь не приходится. Мировоззрение «научного атеизма» заведомо отвергает всякие духовные плоды, будь-то «закоснелый традиционализм» или «оголтелое новаторство». 

Примечательно, что у крупных деятелей искусства отношение к новизне могло быть самым разным. Так, самый значительный из английских скульпторов Джон Гибсон, считается не столько художником, обладавшим самобытным творчеством, сколько искусным подражателем антикам, перед которыми он преклонялся до такой степени, что на всякую новизну в искусстве смотрел как на ущерб для красоты. Однако при более тщательном анализе творчества гениальных творцов мы видим, что новизне как таковой отводилась второстепенная роль. Как ни парадоксально, но традиционализм как духовная преемственность часто выступает необходимым условием новаторства в искусстве.   

Вот что пишет в своей книге «В каждой музыке — Бах» Епископ Илларион (Алфеев) (http://www.wco.ru/biblio/books/alfeev4/H1-T.htm):

«Главный критерий истинности в древнем искусстве - верность традиции, укорененность в опыте прежних поколений. В новое же время главным критерием подлинного искусства становится его оригинальность, новизна, непохожесть на что-либо из созданного прежде. Бах стоял на стыке этих двух культур, двух мировоззрений, двух противоположных взглядов на искусство. И он, безусловно, оставался частью той культуры, которая была укоренена в традиции, в культе, в богослужении, в религии и которая только после Баха отпочковалась от своих религиозных корней.

Бах не стремился быть оригинальным, не стремился, во что бы то ни стало создать что-то новое. Всякий раз, садясь за новое сочинение, он, прежде всего, проигрывал для себя сочинения других композиторов, из которых черпал вдохновение. Он не боялся заимствовать у других темы, которые нередко ложились в основу его фуг, хоралов, мотетов, кантат и концертов. Бах ощущал себя не изолированным гением, возвышающимся над своими современниками, но прежде всего неотъемлемой составной частью великой музыкальной традиции, к которой принадлежал. И секрет потрясающей оригинальности, неповторимости, новизны его музыки - именно в том, что он не отказывался от прошлого, но опирался на опыт своих предшественников, к которым относился с благоговением.

Бах был человеком Церкви. Он был не просто глубоко верующим лютеранином, но и богословом, хорошо разбиравшимся в религиозных вопросах. Его библиотека включала полное собрание сочинений Лютера, а также такие произведения, как "Истинное христианство" Арндта - книгу, которую в России XVIII века читали святители Димитрий Ростовский и Тихон Задонский». 

 

Безрассудная приверженность новизне ради самой новизны — это почти то же самое, что соблюдение традиций лишь ради них самих. Если угодно, это одна из форм идолопоклонства в искусстве. Разница лишь в том, что соблюдая традицию, мы знаем, по крайней мере, что мы, собственно, соблюдаем и чего придерживаемся, а в погоне за новизной мы не знаем, что именно мы ищем. Новизна не есть нечто, существующее отдельно, «вещь в себе и для себя». Это имманентный или промежуточный продукт духовного мира вызревающей личности, который нельзя рассматривать вне самого человека. А коль скоро человек сотворен по образу и подобию Божьему, то и сама новизна как условно зримое следствие бытия духа заложена в самом человеке и неотделима от него подобно тому, как цвет кожи ребенка был присущ и неотделим от самого ребенка еще до его рождения. Т.о. автора, желающего новизны ради нее самой можно уподобить родителям, желающим цвета кожи, не желая самой кожи, да еще и отдельно от самого ребенка. Жажда новизны как таковой зачастую продиктована потребительским отношением не только к искусству, но и к миру вообще. Вместо того чтобы трудиться духовно и приносить полезные плоды духа, а значит, и новизну как неотделимое качество внутреннего возрастания, многие желают пойти по легкому пути, размышляя про себя: «Дай-ка я придумаю что-то новенькое и заявлю о себе. Пусть эти отставшие от жизни ханжи увидят, каков я в искусстве!» Все бы ничего, да есть одно обстоятельство. Повторимся, что человек, ищущий новизны ради самой новизны, ищет того, чего еще нет. Или же если это искомое и существует, то оно вне поля зрения. Следовательно, такой человек страстно желает того, о чем не может судить вполне, т.к. не может вполне ощущать предмет своих желаний. И если вдруг желания исполнятся, и «новизна» явится во всей своей красе, не надо удивляться тому, что это совсем не то, что наивно представлял себе человек. Человек непременно ищущий и идущий. И дай Бог, чтобы этот путь привел его туда, куда ему нужно.


добротный западный рок-н-ролл украинского разлива
freeky cleen
freekycleen
Настоящий западный рок-н-ролл - здесь http://freekycleen.org.ua
Some great rock here http://freekycleen.org.ua

?

Log in

No account? Create an account